Григорьев александр юрьевич

Дискуссионное дело Григорьева Александра Юрьевича о хищениях из Донинвеста : за чьи грехи отвечаем?

Ростовский суд Ленинского района приступил к судебному процессу по небесспорному уголовному делу, связанному с хищением средств из банка Донинвест . И поспорить есть о чем: судят Александра Григорьева, мецената, вложившего летом 2014 года в упомянутую структуру 350 миллионов рублей. Такой жест раскрыл новые горизонты для банка, и даже включить в перспективу открытие новых подразделений в Республике Крым. Несмотря на это, в осенний период лицензию у банка отозвали, а против инвестора началось уголовное преследование по обвинению в мошенничестве. Сумма, указанная в уголовном деле, составляет свыше миллиарда рублей, но остается непонятным, как Григорьев мог ее похитить?

В процессе беседы со знакомыми и защитниками Григорьева Александра Юрьевича, а также работниками Донинвеста , мы смогли кое-что прояснить. Незавидным положение кредитной структуры оказалось еще задолго до того, как в нее пришел Григорьев. Документация, вынесенная территориальным ЦБ, в полной мере подтверждала сливание активов Донинвеста под видом кредитов фирмам, которые так или иначе связаны с Михаилом Парамоновым. Все они не производили выплат по основным долгам, оплачивая только проценты. Видя невозможность погашения парамоновскими организациями полученных кредитов, Центральный банк обязал кредитное учреждение обеспечить их огромными резервами. Не создание резервов привело бы к отзыву лицензии.

Руководители Донинвеста , в лице Калитванской, Гуленковой и Арбузовой, работавшие вместе с Парамоновым на протяжении примерно 20 лет, прекрасно понимали происходящее. Они, будучи председателем Правления и ее двумя заместителями, соответственно, являлись доверенными лицами экс-владельца банка. Придуманная ими схема действий предполагала, что не угодные ЦБ компании, имеющие отношение к Парамонову, требуется заменить совершенно иными, не известными Центральному банку, и тогда в создании резервов необходимость отпадет. В жизнь воплотить задуманное помог некий Григорий Кулеша, с Григорьевым они сталкивались в вопросах бизнеса. Он тоже имел мотивы для недопущения прекращения работы Донинвестом , потому как лично повлиял на решение Александра Григорьева вложить в него 350 миллионов рублей, обещая высокую перспективность начинания.

Также Парамонов и Григорьев оказались связаны соглашением, определяющим процесс приобретения банка Григорьевым. В нем же содержится пункт, согласно которого Парамонов деньгами инвестора Александра Григорьева гасит все кредиты своих компаний. Но даже его ТагАЗ не спешил с выполнением обязательств, плотно погрузившись в несколькомиллионную долговую яму перед различными кредитными учреждениями. Григорьев Александра Юрьевич выполнил свою часть соглашения, чего нельзя сказать о Парамонове. Напротив, преданное ему руководство банка все же решило вместе с Кулешей менять заемщиков. Скорее всего, недостаточное количество времени и проверка, направленная ЦБ, не позволили закрыть пармоновские кредиты. Так махинация с заемщиками тайно и прошла.

Узнай о ней Григорьев, он бы, как и каждый адекватный бизнесмен, не стал бы вкладывать 350 миллионов рублей в предприятие, чтобы они ушли на невозвратные кредиты неизвестным фирмам-заемщикам. Кроме вечных долгов перспективы никакой. Но это и не задумывалось для выгоды Григорьева. Все активы вывел из Донинвеста Михаил Парамонов, и теперь он никому и ни в чем не обязан. Только вот, вероятнее всего, если бы замену заемщиков не провели, Парамонов все же оказался бы в суде, на месте Григорьева. В корне ситуация спасена не была, и обман привел к лишению банка лицензии в октябре 2014 года. Временная администрация, которую ввел ЦБ, обнаружила, что и переоформленные заемщики выплат не производят, что послужило основанием для возбуждения уголовного дела.

Самый трепетный вопрос: по какой причине все-таки Александр Григорьев попал под суд? Да потому, что вину за содеянное нести не хотел ни Григорий Кулеша, ни руководство банка в лице Калитванской, Гуленковой и Арбузовой. Кулеша не стал спорить со следствием и согласился на сотрудничество, сложив свои проступки на Александора Григорьева. Руководители Донинвеста утверждали, что вообще никакого отношения к происходящему не имели, а выдачей кредитов, которые оказались невозвратными, вообще ведал вице-президент структуры Денис Волчков. Он, к слову, является дальним родственником Александра Юрьевича, офицером на пенсии. В определенный момент Волчков находился в поисках работы, и Григорьев, решив помочь, ходатайствовал о его приеме в Донинвест . Калитванская приняла положительное решение, и Волков стал отвечать за безопасность банка и обслуживающих его подразделений. Но уже позже, желая избежать ответственности, Калитванская прислушалась к Кулеше, и приказала ввести в новую форму заявки на кредит. В ней теперь присутствовала формулировка Согласовано Волчков . Ему самому данная мера была представлена как чисто формальный элемент, чтобы новые заемщики проходили через безопасника . Это действие пригодилось Калитванской и Гуленковой, потому как в ходе следствия они сослались на подпись Волчкова как на обязательный атрибут, указание, без которого заемщики не могли получить кредитные средства. При этом должностная инструкция, содержащая перечень обязанностей Волчкова, из банка испарилась, а новые бумаги, где стояли подделанные подписи вице-президента, взялись непонятно откуда. Все показания Волчкова, офицера запаса, заслуженного ветерана боевых действий, 20 лет собственной жизни отдавшего службе, следствие просто проигнорировало.

Вывод таков: кто изощренными методами разграбляет банк и уходит в тень, а кому-то приписывают за это ответственность.